Cвобода творчества

Развал СССР принёс его гражданам невиданную доселе свободу.

Теперь не надо было сверять свои действия с политикой партии, что в российских реалиях всегда было эквивалентом «что хочу — то творю». Отныне можно было говорить что думаешь и при этом не обязательно думать что говоришь.

Такая атмосфера вседозволенности с одной стороны является отличной средой для развития разных маргинальных партий, течений, сект и другой подобной опасной херни, с другой стороны именно в это время появились самые весёлые музыкальные группы современности: Мальчишник, Сектор Газа и Красная плесень.

Началось всё с группы «Мальчишник», которая просто взорвала ограниченные пропагандой мозги граждан. Повсюду был слышен треск лопающихся пожилых бошек. Ведь как же так, всего пару лет назад в СССР секса не было, а теперь молодые парни по центральному телевидению рассказывают о том как это мило.

Это была первая российская аудиокамасутра. Долой банальщину миссионерских поз! Даёшь секс на диване, стуле и в открытом окне!

Ну а дальше было ещё веселее.

Если в 1995 году вы бы увидели группу детей, сгрудившихся возле мафона, игравшего подозрительно тихо, то спокойно могли бы заключать пари с прохожими на тему что они там слушают. Абсолютно гарантировано это была Сказка группы «Сектор Газа».

Сектор сломал ещё одно вековое табу — боязнь публичного мата. Нам с детства внушали, что ругаться матом нехорошо. А тут, вдруг, на аудиокассете матом поют песни! И ведь получается отлично:

Еду бабу выручать, ох устал, едрёна мать. От проклятого седла крыша съехала с ебла.

Знакомый с детства сюжет, не менее известные мировые хиты сдобренные лингвистической анархией моментально сделали Хоя культовой фигурой. Несмотря на наличие более ранних альбомов, именно Сказка стала трамплином к истиной славе.

И главную роль тут играет не столько сам мат, сколько складность и доходчивость изложения. Ну не будет никогда на Руси Гребенщиков, например, популярен так же как Хой. Просто в силу того, что через рифмы первого без здорового косяка хер продерёшься, а второй понятен в любом состоянии. А люди, в массе своей, любят когда понятно.

Впоследствии Хой доказал, что умеет жечь глаголом и без ненорматива. В альбоме «Газовая Атака» нет ни единого матерного слова, но это не мешает песне «30 лет» быть одной из самых востребованных в радиоэфире. Или, к примеру, песня Life. Меня лично она до сих пор цепляет. А всё потому, что у «Сектора» не надо разгадывать ребусы сложносочинённых аллегорий и разгребать тонны красивых метафор в поисках крупиц смысла. Всё просто, ясно, по существу и на злобу. Но это уже другая история.

Что касается «Красной плесени», то это гораздо менее заметное явление с приличным налётом вторичности. Я сейчас не могу припомнить ни одной их песни, кроме, разве что, «Чебуратора» и грустной песни про никарагуанского лётчика. Но по ощущениям, жгли пацаны отменно.

Понятно, что с возрастом забираешься на колокольню повыше и творчество кумиров молодости уже кажется не таким значимым и революционным. Но ведь это неважно. Главное сохранить в памяти эмоциональный фон тех домашних концертов для магнитофона с кассетой, когда казалось что ты приобщаешься к какой-то запретной теме и мир теперь уже не будет таким как раньше.

Для протокола. Данная заметка была впервые опубликована на данном сайте 8 апреля 2010 года. Перепечатывается без купюр и редактуры, просто чтобы законсервировать полет молодой мысли.